Рассказы из жизнеописания Би, уличного музыканта.

Этот раздел выделен для творчества ханудиан. Здесь проходят персональные выставки в мемориале Уэфа, Бисские чтения и проч. Все это будет доступно после восстановления планеты.

Модераторы: Эцилоппы, Ханудиане

Рассказы из жизнеописания Би, уличного музыканта.

Сообщение Куй Ча » 07-08, 04:43

РАССКАЗЫ ИЗ ЖИЗНЕОПИСАНИЙ УЛИЧНОГО МУЗЫКАНТА БИ.
Рассказ 1. Цан надевает цак.
Ох и много же работ пришлось сменить старику Би. Хотя такой ли уж он старик? Ну лет 40-45 от силы. Это ведь только говорят так «старик», скромности ради. Ну любит человек понудеть, поумничать – что же уж, сразу в старики что ли записывать? Да и кто их видел, стариков-то? Би задумался. А задуматься для старика Би – самое обычное дело. Задуматься Би был настоящий мастер и всегда готов. Так вот и задумался Би, а на какой ближайшей планете могут жить старики? Настоящие? Он начал перебирать в своей памяти планеты, где ему довелось выступать. Ну и рожи были у некоторых! Вроде бы и сморщенные все, как кактусы гнилые, и отёки, а всё-таки не старики, нет. Так, алкашня. Если бы он, Би, пил столько тормозной жидкости, сколько они – он тоже бы так выглядел. А может и вообще не выглядел бы никак – дунул бы последний выдох в шарик и привет. А может и дунуть бы не успел. Говорят, на Альфе старики есть, только этого не проверял никто, а говорят-то конечно, всякое. А настоящие старики… Ах, да! На Хануде был один Господин – Оха, тот до восьмидесяти в своём бассейне плескался! Вот этот – старый был! Вот там-то, на насосной станции господина Охи, Би и начал свой трудовой путь. И много ещё чего делал Би. И песок возил из конца в конец и пластик рубил на звездолётной… Потом, опять – насосная. Но это всё в прошлом, теперь он – артист. Пусть уличный. Пусть не всегда есть деньги на кашу и воду…. Артист! Би заулыбался. Есть что вспомнить, есть! Тогда, на насосной на него это накатило впервые… Что? А этого Би и сам не мог понять. Да и не заметил бы сам, но он… Он – всё увидел! Увидел и говорит:
- Ты чего это?
То есть, сначала, он конечно присел, как положено, потом сказал. Уэф, чатланин ханудский, всё видит, зараза! Не всегда правда понимает… Но, видит, видит, этого не отнять! С горшка насос качал, но ничего, потом прокладки на поршнях менять начал. Вот и тут, увидел.
- А чего, собственно?
- Да сидишь, как истукан, в стенку смотришь! Не как все люди в пол, а как будто стенку насквозь проглазеть хочешь! Рот открыл…
- А тебе завидно?
- Да нет, мне не завидно просто помочь хочу хорошему человеку… Ну скажи, скажи, будь человеком!
- Да… Как про такое скажешь… Оно, понимаешь вроде и не совсем моё как-бы…
- Ну-ну, Би. Я за тобой посмотрю ещё!
И посмотрел ведь, не поленился! Би уже и забыл про этот разговор, а этот всё шастал вокруг, присматривался… И вот, однажды… Би уже и не помнил толком, что он увидел, или вспомнил, что навело его опять на это чувство… Но чувство запомнил. До боли. И вот, когда терпеть уже стало невозможно – шёпот рядом:
- Пой!
И он запел! Тебе, землянин, я не буду приводить здесь слова этой песни, ты слишком дик для этого. И ты, по дикости и неотёсанности своей, конечно-же будешь смеяться и над Би, и над его Песней. А такого я допустить не могу никак. Я слишком полюбил тебя, чтобы толкать к преступному глумлению над Искусством. Пусть даже любительским. И я слишком люблю Искусство, чтобы кидать Его на глумление под ноги твои, ещё пока омываемые водами рек и морей. Но когда-нибудь (я верю в это и счастлив от веры своей!), когда ваша цивилизация пройдёт весь тот долгий и тернистый путь, который прошла наша, когда вы постигните всё, что постигли мы – тогда тебе откроется эта неизреченная сладость творения! Неизреченная, потому что не требует слов. Ты поймёшь, что многого и многого – просто невозможно высказать словами! А потому, слова и не нужны. Да и мысли – предсказуемы, ведь думают-то люди всё одинаково! Только вот чувствуют по-разному. И вам обязательно будет открыто сие, потому что вы – всё-таки, пацаки. Такие же пацаки, как и герой моей книги – Би.
Без каши в тот день Би не остался. Да и что говорить, разве остаётся без каши певец, которого просили спеть на бис? Би ел кашу и запивал водой – это было счастье! Счастье, которое изменило его жизнь навсегда и стало его судьбой. Об этом, собственно, и рассказы сии.
***
В иллюминатор пепелаца ударил свет. Артисты сидели молча, вылезать никому не хотелось.
- Ладно, пошли уже, хватит штаны просиживать! Всё равно, не улетим отсюда пока на луц не наиграем! Да и жрать хочется.
- На тебя жратвы не напасёшься! Кстати, проверь уровень тормозной жидкости.
- Эх, пацак, пацак, дурья твоя башка, твоя-ж планета! Радуйся!
- Я бесконечно рад, Уэф! С нетерпением жду момента, когда смогу плюнуть в тебя, чатлан паршивый! Цак надень! И приседай, давай!
- Ку!
- Вот то-то же.
Уэф, вздыхая, полез в бардачок за регенеративными респираторами. Один подал Би, на втором нехотя стал подтягивать стропы.
- Эх, Зетта, Зетта, когда-ж я с тобой попрощаюсь?
- Не хнычь. – прогнусавил из под респиратора Би – Сам голодный. Деньги возьми, нам воздух покупать ещё.
- А может…
- Не спорь! На Плюке своём права качать будешь. Ты за лишний чатл драться готов, но я не настолько бессовестный человек, чтобы людям через респиратор петь!
- Так всё равно же…
- Кю!!! Если всё равно, так может вообще петь не будем, пусть в сознание проникают да?! Всё, хватит дурака валять, берём клетку с колонками и пойдём.
***
Сначала они прошли осмотр у эцилопа, который надел им ошейники-ограничители и запустил их. Теперь, специальное силовое поле вокруг их голов, отделило воздушное пространство внутри поля – от воздуха снаружи. Теперь, надо было купить одноразовые баллоны с кислородом и вскрыть их внутри поля. Среди производителей воздуха последнее время шла большая конкуренция и цены падали со скоростью камня, сброшенного со скалы. Если раньше один заряд воздуха на Зетте продавался аж за 4 чатла, то теперь за один чатл можно было купить .целых десять зарядов. Ну, или один заряд и ещё что-нибудь. Чатл – монета неразменная.
В этот раз, артистам повезло, автомат воздухоколонки отказал и за пультом сидела женщина. Женщина была во вкусе Уэфа и у него сильно поднялось настроение, от чего в свою очередь, начало улучшаться настроение и у Би. В груди у Би начало заметно спадать напряжение, которое хоть незаметно, а всё-таки держало его всегда. А если бы не держало, то он, наверное, всегда бы пел, без остановки. Би знал это чувство и начал ему помогать, расслабляя постепенно плечи, руки, ноги… Надо было дать этому тёплому чувству наполнить себя, разрастись… Только тогда концерт получится, тогда будут слушать и деньги кинут, чтобы ещё раз как-нибудь пришёл сюда и спел. А если не войти в этот транс – то кю получится, а не песня, за такую песню и отхватить можно. Женщина была чатланкой, как и Уэф, поэтому его «ку» должно было восприниматься здесь, на пацакской Зетте, как комплимент. Женщина фыркнула, но явно была польщена, это Би тоже почувствовал. Его чувства уже достаточно обострились. За чатл женщина им выдала два заряда воздуха и два заряда воды (по 100мл). Нет, всё-таки можно сколько угодно ругать старушку-Зетту, но если кому надо заправиться водой – то ты сюда лети! Говорят, тут даже искупаться можно. Только вот далеко лететь сюда, на луце разоришься.
Уэф еле заметно пихнул Би локтём и он понял его без слов. За годы совместных гастролей по галактике, он уже научился понимать Уэфа даже без мыслей. По чувству. И теперь, даже без мыслей, Би понял, что делать и вслед за Уэфом, поднёс баллончик с кислородом к голове и нажал на капу перфоратора. Послышалось знакомое шипение выходящего газа и потрескивание – это выходил избыток воздуха из внешнего контура поля. И наконец, послышался последний треск – это разрушилось поле внутреннего контура и богатый кислородом воздух внутреннего контура, начал смешиваться с бедным воздухом контура внешнего. И вот последний щелчок – это выключился диффузотрон, дыхательная смесь готова. Теперь, можно снять респиратор и вдохнуть. Теперь можно и петь! И Би запел! Всё-таки молодец этот Уэф, всё продумает! Вот уж действительно, одна голова – ку, а две – ещё больше! Перед основным стритом-то распеться надо! А заодно и скидку получить можно. Женщина от песни совсем растаяла и в конце дала им две тарелки каши. Довольные, они сели прямо у прилавка и съели кашу, запив водой. Настроение стало совсем ку и всё располагало к дальнейшему успеху. Но на этом везение их не закончилось. С лязгом растворилась гермодверь ближайшего павильона и оттуда вышла группа опрятно-одетых (что редкость даже для благополучного Плюка) людей. Все, как один были пацаками, с основами жизни на шеях, и даже один – в жёлтых штанах. Это была просто фантастическая удача, особенно для Уэфа, которому теперь не придётся ползти на четвереньках, задом-наперёд, по коридорам Центра. Уэф сделал два раза «ку», залез в клетку и концерт начался. Уже начав петь, Би вспомнил, что забыл плюнуть в Уэфа, но останавливаться было уже некрасиво, да и при всём желании Би остановиться уже не мог, он растворился в песне. Ноги его перестали чувствовать песок Зетты, он как-будто бы витал в эфире, соединяющем миры. Песня вливалась напрямую в его сердце и, резонируя в горле, выходила в пространство. Уэф был плохим певцом, но вполне сносным бандуристом. Ещё он годился для бэк-вокала, и вместе с его стилем бандуры, это давало неповторимый, фолковый звук. И обычно, этот звук разбавлялся не менее приятным – звуком сыпящихся на песок чатлов (хотя песок его и глушил). Так было и в этот раз.
А ещё Уэф обладал ещё одним очень полезным свойством – он многое видел и замечал, чего ни за что не заметил бы Би. Не всегда мог понять, это да, но это была не беда, вдумчивый Би почти всегда мог компенсировать этот недостаток. Поэтому Би и пел, не жалея воздуха и даже не думая о нём. Он знал, что если увлёчётся чрезмерно и начнёт вдруг терять сознание – Уэф подоспеет и наденет на него регенеративный респиратор. Да, много раз бывало такое, что прошёл бы Би мимо, но Уэф заметит! Уэф – заметит, а Би разберётся и вместе решат уже, как быть. Но в этот раз, эти качества артистов сыграли с ними злую шутку.
***
Произошло это в тот момент когда с Би, как раз случилась одна вещь, которая была весьма редка для него. Обычно он не понимал, что он поёт, песня сама лилась через него, оставляя лишь чувство восторга от возвышенных гармоний. Но в этот раз, произошло совсем немыслимое – чувство начало обретать что-то вроде структуры и облекаться в мысли. Редчайшая вещь! Но в этот раз случилась вещь совсем уж невообразимая – ему удалось поймать эту мысль за хвост и встроиться в неё своим разумом! У Би даже перехватило дыхание. Наверное, сердце и вовсе бы остановилось и он прямо тут же и рухнул бы, как стоял, но бандура задавала ритм чётко. Мысль, выделенная из чувства шла по разуму ровно, как будто родилась там сама, не навеянная ничем. И Би сделал то, что (увы) сделал. Читатель, я заклинаю тебя Небом, отнесись снисходительно к Би, совершившему эту ошибку! Ошибаются все, а творческие люди – и тем более. Би расслабил свой разум и направил эту мысль обратно в сердце. Кидайте песок в старика Би, но знайте, что эта мысль была прекрасна! И вы, хоть раз в жизни, скажите себе правду, уверены ли вы, что не поступили бы также? А раз не уверены, то и не пудрите людям мозги! И вот, перейдя обратно в чувство эта песня вылилась из глотки Би. Би сам оторопел, услышав то, что он спел. Он не поверил своим ушам, не поверил своему сердцу! Но песня была спета. Мне тяжело морально и трудно технически перевести её на грубый и варварский русский язык. Но я всё же дерзну. По русски, это звучало бы примерно так:
Прекрасно Небо, - это знают все.
Но Правда Неба так прекрасна,
Что даже в самом лучшем сне
Её узревший – станет счастлив!

И я готов хоть жизнь отдать,
Чтоб на мгновенье увидать
Ту Красоту, что Небо скрыло
В кристалле Истины от нас…

Холодный пот прошиб Би. Он с ужасом посмотрел но лица слушателей… Нет, не просекли, Слава Небу! Уэф, старина, снова выручил, прикрыл своим бэк-вокалом… Надо срочно выходить из транса, заканчивать песню, плевать в Уэфа и приседать! Би дал в мозг малое напряжение. И тут, он решил посмотреть на Уэфа – не просёк ли он? Уэф, похоже, сам находился в полутрансовом состоянии, самозабвенно двигал бандуру и вёл свою вокальную партию. Не переставая при этом высматривать глазами детали. На долю мига их взгляды пересеклись и Уэф чуть заметно кивнул головой в сторону, посмотри мол. И Би посмотрел. Эх Уэф, зараза, ну кто тебя за голову тянул, кивать? Напряжение пропало совсем и Би, как не мог, не мог его снова дать. Транс охватил его полностью и необратимо, как цепная реакция. Он не смог уже перевести спетое в шутку, или придать спетому хоть сколько-то двоякий смысл, хоть какую-то иносказательность, иронию, хоть что-нибудь! И обрывать песню было нельзя. И тогда он инстинктивно сделал так, как поступают почти все артисты всегда, когда сбились – повторил фразу с акцентами в нужных местах. И продолжал петь. Что он пел дальше – значения уже не имела, песня опять лилась сама, без участия Би, но транс не проходил. Он глядел на девушку, на которую показал Уэф. Красивой её пожалуй не назовёшь, и всё-таки, Би продолжал разглядывать то, что так неосторожно заметил Уэф. У девушки явно была беда. Большая, нешуточная. Конечно, в галактике Кин-Дза-Дза, беда – это вещь обычная, заурядная и наши артисты, которых родили здесь – были к этому привычны вполне. Но я вам скажу, на Зетте, они всё-таки были нечастыми гостями и сравнительно редко общались с зеттянами. Возможно, сказалось это. А возможно то, что в ушах Би продолжали звенеть фразы его же песни, пьяня, будоража, сводя с ума, не слабее, чем тормозная жидкость… Да, вот они какие, оказывается, настоящие зеттяне! Любая плюканка, да что там плюканка, даже и ханудеянка наверное, на её месте бегала бы и орала «помогите!». Хотя, нет, ханудеянка всё-таки не орала бы. Но думала бы точно! Так думала бы, что один хрен всё слышно было бы! Ну а если ты знаешь, что бесплатно тебе всё равно никто не поможет – зачем орать, хорошее настроение людям пудрить? Тем более, если люди поют, работают? Молодец девка, молодец, так и надо. А если станет совсем плохо, так что мысли уже наружу полезут – она даже маячить тут не будет, просто повернётся и уйдёт. Да, заметил Уэф, ведь это, пожалуй, настоящая красота! Даже жалко как-то. Хотя, чего греха таить, жалко Би было всех. И даже тех, кто жалости вроде бы и не заслуживает. Ну подыхает человек в пустыне с голодухи, или без воды – кто ему виноват? И уж если ты в пустыню попёрся, да ещё без чатлов, ты же знаешь на что идёшь, или я чего-то не понимаю? Подыхаешь – и подыхай себе тихо, не жалоби людей! У людей и так жизнь тяжёлая! Нет, он будет орать и отравлять своим криком даже ту, небольшую радость, что ты ещё как-то сохранил в себе, что ещё как-то греет тебя… Нет, эти плюкане совсем совести не имеют. А всё равно жалко. До боли. Хоть и бессовестный человек. И часто Би приходилось превозмогать эту боль, ох часто. А что делать? Ведь если перестать чувствовать эту боль – петь не сможешь. То есть, сможешь конечно… Но так. На уровне Уэфа. Хорошо ему, Уэфу. Хотя… Так ли уж ему хорошо? Ведь чешется у него что-то внутри, не даёт покоя. И хотел бы ведь наверное тоже понимать всё, да не может. Боится. И правильно делает, зараза! А вот зеттяне нет, они не такие! Вон у них как, оказывается…. И ему захотелось спеть ещё одну песню, про сильных духом зеттян. Вот уж эта песня бы точно успех имела бы! Лицо зеттянки как-будто перекосилось. Она проникла в его мысли! Вот, зараза… Она противно, чисто по-зеттянски ухмыльнулась, неестественно скривив рот и пошла, чуть подёргивая задом (как и все бабы на Зетте ходят), за павильон. А ведь у неё совсем всё плохо. Голод? Да, ну, глупости, женщины не голодают. Хотя… Если рядом нет ни одного сытого мужика… Глупости! Вон их тут сколько, все при основах, один вон вообще в жёлтых штанах! Да и пластика, если на то пошло, всегда нарубить можно на худой конец, какая-никакая, а каша… А ведь не получится у неё подкормиться у мужчин. Красная плюка на шее! К такой даже эцилоп не подойдёт – в штаны наложит. Поди потом докажи, что у вас по-любви всё было! И снять её никак нельзя. Только на Плюке можно снять, а на других планетах – ни в коем случае! В рабы возьмут, если снимешь, а на Плюке – вообще после такого появляться нельзя – пожизненный эцих с гвоздями за такое! Что-же всё таки с ней? Может обезвожка? Да нет, не похоже. При обезвоживании пот на лице не выступает… И тут, до Би дошло – воздух. Сейчас копыта откинет. Вот, куда она пошла, зараза, последний выдох делать! И тут, боль, которая и раньше не давала ему отдохнуть толком, поднялась и стала невыносимой. Видимо от этой боли Би и потерял рассудок на время, других объяснений у меня нет. В том что Би делал дальше – он плохо отдавал себе отчёт. И в последствии он старался не вспоминать об этом, а если и вспоминал, то со стыдом. Хотя, если подумать, то стыдится-то тут и нечего, Би действовал как пел – неосознанно. Он даже не смог бы сказать точно, он это делает, или это кто-то управляет его телом. Да и странного в этом нет ничего, ведь Би как раз и пел в то время. За несколько секунд он преодолел расстояние от площадки выступления до павильона и, не сбавляя темпа, подлетел к телу, лежащему рядом с воздушным шариком, привязанному к колышку, дал девушке несколько увесистых оплеух, быстро усадил, зафиксировав её руку за своей шеей и прижал её голову к своей, висок к виску, чтобы она оказалась в его воздушной зоне.
- Дыши!!! Дыши, зараза! Дыши, кю!
Дышать у неё получалось с трудом, сил у неё уже не осталось. Ещё несколько оплеух!
- Дыши!!!
- Чем… дышать.. Сейчас сам… сдохнешь…
Вот, зараза, ведь правда! Голова кругом идёт, рожа в поту, ноги не хотят вставать… Он сорвал с пояса респиратор, прижал к роже, сделал три вдоха, теперь к её роже
- Дыши!!! Давай, вдыхай сильней, он регенеративный!
Опять к своей роже, а этой – оплеух, оплеух, чтобы не вырубилась! Опять к ней
- Дыши!
Ну вот, закашлялась, значит жить будет. Би без размаха, но резко долбанул по «последнему выдоху». Шарик лопнул.
- Нечего тут хулиганить. Поживи с моё, потом шарик надувать будешь.
- Нет чатлов….
- Ещё бы они у тебя были. Были бы – купила бы воздух.
Тут, появился Уэф. Сказать, что Уэф был зол – это ничего не сказать. Он был так зол, что даже напуган.
- Ты чего тут творишь? Совсем сдурел?!
- Чатлы собрал?
- Собрал зараза, я всё собрал! Тебя сейчас транклюкировать будут, что красную плюку лапаешь! Ты чего удумал, певун сентиментальный?! Ты всех погибающих теперь спасать будешь, да?!
- Хватай её и тащи в пепелац.
- Какой ещё пепелац?! Мы водой не заправились!
- Тащи третий респиратор.
- Ты умом повредился!
- Тащи респиратор, чатлан паршивый!
И он плюнул в Уэфа. Не попал. Попробуй тут попади, когда ты сейчас в обморок от кислородного голода шлёпнешься вот-вот? Для верности он надел респиратор на бабу – так у Уэфа будет больше стимула побегать, без Би он не сможет выступать. Расчёт оказался верным, Уэф прибежал быстро. Потом Уэф ушёл покупать воду. А они сидели рядом. Би сидел и думал –зачем? Зачем он это сделал? Как теперь Уэфу объяснить, как объяснить это себе? Но думал он спокойно, без надрыва. Ему было хорошо. Хорошо, потому что ничего не болело. Надолго ли? Неважно. Не болит и ладно. Спас. Всё-таки спас! Бесплатно… Кю! Слов нет. И мыслей тоже. Позор. Позор-то позор, а не спас бы? При этой мысли боль опять начала подниматься. Ну нет уж! Спас – так спас, нечего тут теперь. Для того и спас, чтобы не болело. Вот пусть и не болит теперь! Уэф сначала помог дойти до пепелаца девушке, потом Би. Это Би потребовал. Если бы он сначала помог Би – попробуй заставь его не улететь! Ну нет, если уж Би решил дурака повалять – он будет валять его до конца! Валять – так валять.
- Куда летим?
- К тебе летим, Уэф, в гости. На Плюк.
- Кю!
- Давай, не безобразничай!
- Ладно, Би, прилетим на Плюк – по другому поговорим! Готовь цак!
- Поговорим, поговорим. Лучше уж цак, чем респиратор…
- Два цака, кю!!!
***
На Плюке бабу как-будто подменили. Хотя нет, не подменили, проявили просто. Взгляд хищный, звериный. Ну да, цак в носу – и что? Зубов от этого меньше не становится и сила сжатия пасти – тоже. Небо, как же она страшна! И что Уэф в ней такого разглядел? А главное, он, Би, зачем в неё всматриваться стал? Нет, всё-таки с этими зеттянами надо ухо востро держать. Маячат над головой, маячат заразы…. Хотя, в принципе, не так уж и страшна. Баба как баба.
- Чего пялишься, дядя? Видел это?
Она потрясла перед физиономией Би красной плюкой. Би усмехнулся про себя. Неужели недостаточно скорчить рожу, как это сделала она, чтобы у мужика пропало вообще всякое желание? Впрочем, Би вообще редко испытывал подобные желания, он был романтиком, а не телесником. А если уж и хотелось ему бабу, то он всегда искал таких, какие никогда не станут темой для песни. Но объяснять это бабе ему не хотелось, тем более его разум был занят – он пытался сочинить песню. Делать это было трудно, потому что идей было сразу несколько и они путались в голове. Чтобы не отвлекаться, он пошёл к пепелацу.
***
- Ну что, трубадур, закончил мозгами работать?
- Ку.
- Кю!!! Ты хоть сам-то понял, что ты сделал, кю?!! Ты понял, что нам на Зетту больше нельзя садиться теперь?!!
Би издал стон. Вот ведь кю! Вот уж кю, так кю…
- И ты что думаешь? Думаешь, ты её спас?! Да она там также копыта откинет без воды! Ты даже сдохнуть человеку нормально не дал! Зачем?! Чтобы удовольствие растянуть?! И главное что-же это теперь получается, весь этот позор – зря?! Луц зря жгли?! Я-то, дурак, сначала подумал, ну ладно, пусть потешится пацак мой жалостливый, может хоть изводить себя перестанет… А теперь что? Пепелацем её по башке садануть, чтобы не мучилась?! Или взять на борт, напоить водой?! Кашей накормить? Ну?!
Би опять завыл.
- Ы-ы-ы-ы-ы…. – передразнил его Уэф – только и можешь, что «Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы!». Смотри, как надо, пацак! Учись, пока я жив.
Уэф включил рацию и быстро, пока она не начала говорить, нажал на капу передачи.
- Гадюшник вызывает дежурного эцилопа! Повторяю, гадюшник вызывает дежурного эцилопа! Приём, ку!
- Эцилоп слушает, приём!
- Красная плюка терпит бедствие. Повторяю, красная плюка терпит бедствие. Приём, ку!
- Сообщите координаты, ку!
- Пятьсот чатлов.

***

Уэф сидел нахмурившись, хотя и видно было, что он доволен. Да и странно было бы, если бы он не был доволен, всё-таки 500 чатлов в песочке не валяются! И всё-таки Уэф был зол. Надо было его как-то уболтать…
- Уэф, я улажу с Зеттой. Я устрою всё так, как будто это задумано было так. Как будто это постановка…
- Ух, пацачья ты рожа, Би, лучше не зля меня! И забудь про этих зеттян, может и они всё забудут. Да не дёргайся ты, скажу я кому надо, передадут на Зетту, что мы за 500 чатлов её на Плюк положили. Эх, пацак-пацак, чтобы ты без меня делал?
Уэф замолчал и по всему было видно, что он был доволен. Вот теперь уже совсем доволен и совсем не злился. И он даже начал что-то напевать себе под нос. Что-то старое, варварское, услышанное то ли в галактике Бета, то ли вообще из антитентуры, по радио…
- Нет, ты мне всё-таки скажи, как это тебя так угораздило, а? Может ты тормозную жидкость пил? Или может ты думал зацепить её? Ну да, у неё красная плюка болталась, ну может ты как-то это обскакать думал? Ну расскажи, будь человеком-то! Теперь-то уже дело прошлое, теперь можно рассказать! Тем более мне. Я пойму. К тому же баба – уух!!!
- Нет, Уэф, я не знал, как это обскакать. Да и знаешь ты, как у меня с бабами. Ты-ж всё про меня знаешь.
- Да уж, я про тебя, гадёныша, всё знаю! Все люди, как люди, нравится человеку баба – подкатывает, не нравится – не смотрит, а у тебя, заразы, всё шиворот навыворот! Молодой ты видно ещё, Би. Ничего, поживёшь с моё.… Нет, ну правда, чего ты хотел? Или от недодыха у тебя чердак поехал, или от недотраха? Что случилось?
- От песни это, Уэф, от песни. И не от песни даже. Это от того Уэф, от чего песни берутся.
Уэф на удивление, не перебивал. Он даже начал с какой-то опаской поглядывать на Би, а потом вообще отвернулся в сторону иллюминатора, как будто не о чём и не спрашивал.
- Уэф, а почему ты мне её показал? Тебе же такие не нравятся, а?
- Слушай, ты чё ко мне пристал, а? Показал, показал…. Странная она, вот и показал! Как ты, прямо. Хотя нет, до тебя ей далеко. Ладно, забыли.
И Уэф замолчал опять, видно было, что ему не нравится, в какую сторону зашёл разговор.
- Уэф?
- Ну чего тебе?
- Я скажу почему я так сделал. Это….
- Слушай, Би, я сказал, забыли, да? Не было ничего. Я не показывал тебе ничего, понял? А ты ничего не делал. Забыли!
На Уэфа стало жалко смотреть. Как-то сжался весь, насупился…. А ведь стареет он, Уэф….
- Уэф…
- Да чего тебе уже?!!
- А помнишь тогда, в насосной, ты меня спрашивал, что это со мной? Так вот, это…
- Я ни о чём тебя не спрашивал!!!! Кю!!!!!
- Уэф, это…
- Кю-у-у-у-у!!! Кю, кю, кю, кю-у-у!!!!!

Конец. 08.07.18 2:42
Куй Ча.
Я не бездействовал, я сразу на капу нажал. Скрипач - свидетель!
Куй Ча
Бродячий артист
Бродячий артист
 
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 03-08, 16:11
Откуда: Хануд
Награды форума: Орден господина ПЖ

Re: Рассказы из жизнеописания Би, уличного музыканта.

Сообщение Господин ПЖ » 17-08, 23:15

Это прекрасно! Хотим ещё!
Аватара пользователя
Господин ПЖ
Губернатор планеты Плюк
Губернатор планеты Плюк
 
Сообщения: 3772
Зарегистрирован: 06-06, 12:40
Откуда: Планета Плюк, 215 в Тентуре, галактика Кин-дза-дза в Спирали

Re: Рассказы из жизнеописания Би, уличного музыканта.

Сообщение Куй Ча » 18-08, 01:32

Пишу, но скорее всего оно будет жиже.
Я не бездействовал, я сразу на капу нажал. Скрипач - свидетель!
Куй Ча
Бродячий артист
Бродячий артист
 
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 03-08, 16:11
Откуда: Хануд
Награды форума: Орден господина ПЖ

Re: Рассказы из жизнеописания Би, уличного музыканта.

Сообщение Куй Ча » 19-08, 17:13

viewtopic.php?f=10&p=10850&sid=2a45656872e8e609026fd3e48f5d2dbc#p10850

Вот, из старого своего выложил здесь пока.
Я не бездействовал, я сразу на капу нажал. Скрипач - свидетель!
Куй Ча
Бродячий артист
Бродячий артист
 
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 03-08, 16:11
Откуда: Хануд
Награды форума: Орден господина ПЖ


Вернуться в 156 чатлов

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

| |

cron
ИЦ PR
Мини-чат